+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июля 2000 г. N 12-П «По делу о толковании положений ста

Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июля 2000 г. N 12-П «По делу о толковании положений ста

Зорькина, судей К. Арановского, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Ваш IP-адрес заблокирован.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Исковая давность: новые разъяснения Верховного суда РФ

Зорькина, судей К. Арановского, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О.

Хохряковой, В. Дадина - адвокатов C. Голубка, К. Костроминой и А. Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина И. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения. Заслушав сообщение судьи-докладчика С. Князева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.

Барщевского, а также представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации - М. Мельниковой, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - Г. Марьяна, от Генерального прокурора Российской Федерации - Т. Васильевой, от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - И. Соловьева, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1 УК Российской Федерации нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это деяние совершено неоднократно, наказывается штрафом в размере от шестисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

При этом нарушением установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, совершенным лицом неоднократно, признается, согласно примечанию к данной статье, нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей Постановлениями Тверского районного суда города Москвы от 4 сентября года, от 23 сентября года и от 26 сентября года И.

Дадин за совершение административных правонарушений, выразившихся в участии в публичных мероприятиях, которые без предварительного уведомления органов исполнительной власти города Москвы проводились на Манежной площади, - пикетированиях 23 августа года и 13 сентября года и митинге 6 августа года , на основании части 5 статьи Решениями Московского городского суда от 16 марта года постановления суда первой инстанции от 4 сентября года и от 23 сентября года оставлены без изменения, а поданные в интересах И.

Дадина жалобы на эти постановления - без удовлетворения. Постановление от 26 сентября года не обжаловалось и вступило в законную силу 7 октября года.

Дадин в очередной раз принял участие в не согласованном с органами исполнительной власти города Москвы публичном мероприятии в форме шествия, участники которого, развернув баннер размером 3x1,5 метра, перекрыли движение транспортных средств и прошли с зажженными файерами по проезжей части Мясницкой улицы от дома N 24 до дома N 20, в связи с чем в отношении заявителя сотрудниками органов внутренних дел был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 6 1 статьи Басманный районный суд города Москвы, исходя из того, что на момент участия в указанном публичном мероприятии И.

Дадин уже более двух раз привлекался к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей Дадина было возбуждено уголовное дело N в связи с наличием в его деянии, выразившемся в участии 5 декабря года в шествии по Мясницкой улице, признаков преступления, предусмотренного статьей 1 УК Российской Федерации. Дадин вновь участвовал в публичном мероприятии в форме митинга, проводившемся без предварительного согласования с органами исполнительной власти города Москвы на Манежной площади, что послужило основанием для составления в отношении него протокола об административном правонарушении и вынесения Тверским районным судом города Москвы постановления от 16 января года оставлено без изменения решением Московского городского суда от 12 марта года , которым он был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи Наряду с этим в отношении И.

Дадина по факту его участия в несогласованном митинге, состоявшемся 15 января года, было возбуждено уголовное дело N по признакам преступления, предусмотренного статьей 1 УК Российской Федерации. Принимая такое решение, заместитель руководителя территориального органа Следственного комитета Российской Федерации руководствовался тем, что в течение ста восьмидесяти дней до указанной даты 6 августа, 23 августа и 13 сентября года И. Дадин уже привлекался к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей В дальнейшем возбужденные в отношении И.

Дадина уголовные дела N и N были соединены в одно производство и ему было предъявлено обвинение по двум эпизодам совершения деяния, предусмотренного статьей 1 УК Российской Федерации 5 декабря года и 15 января года.

Однако, учитывая, что за участие в несогласованном митинге, состоявшемся 15 января года, И. Дадин был подвергнут административному наказанию, уголовное преследование в отношении него было частично прекращено в связи с отсутствием в его действиях, имевших место 15 января года, состава преступления постановление следователя от 24 июня года. Приговором Басманного районного суда города Москвы от 7 декабря года И. Дадин признан виновным в неоднократном нарушении установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования, то есть в совершении преступления, предусмотренного статьей 1 УК Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением Московского городского суда от 31 марта года приговор был частично изменен в связи с исключением из него указания на осуждение И. Дадина за нарушение порядка проведения собрания и демонстрации; назначенное судом первой инстанции наказание снижено до двух лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима; в остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря года в пересмотре указанных приговора Басманного районного суда города Москвы и апелляционного постановления Московского городского суда отказано. Как следует из статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации, проверяя по жалобе гражданина конституционность законоположений, примененных в деле заявителя, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых он ссылается, принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм; при принятии решения Конституционный Суд Российской Федерации не связан основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

Нарушение статьей 1 УК Российской Федерации своих прав, гарантированных статьями 1 часть 1 , 15 часть 4 , 17 часть 1 , 18, 19 часть 1 , 29 части 1 и 3 , 31, 48, 49 часть 1 , 50 части 1 и 2 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, гражданин И.

Дадин усматривает в том, что ее положения:. Соответственно, статья 1 УК Российской Федерации является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку ее положения в системе действующего правового регулирования служат основанием для решения вопроса о наличии в деянии признаков уголовно-противоправного нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования и о применении к совершившему это деяние лицу уголовного наказания в виде лишения свободы.

Конституция Российской Федерации гарантирует гражданам Российской Федерации право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование статья Обращаясь к вопросу о конституционном содержании данного права, являющегося одним из базовых и неотъемлемых элементов правового статуса личности в Российской Федерации как демократическом правовом государстве, в числе основ конституционного строя которого признаются идеологическое и политическое многообразие и многопартийность и на котором лежит обязанность обеспечивать защиту, включая судебную, прав и свобод человека и гражданина статья 1, часть 1; статья 2; статья 13, части 1 и 3; статья 18; статья 45, часть 1; статья 46, части 1 и 2; статья 64 Конституции Российской Федерации , Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях постановления от 18 мая года N П, от 14 февраля года N 4-П, от 13 мая года N П и др.

Соответственно, предполагается, что реагирование публичной власти на подготовку и проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования должно быть нейтральным и во всяком случае - вне зависимости от политических взглядов их инициаторов и участников - нацеленным на обеспечение условий как на уровне законодательного регулирования, так и в правоприменительной деятельности для правомерного осуществления гражданами и их объединениями права на свободу мирных собраний, в том числе путем выработки четких правил их организации и проведения, не выходящих за рамки допустимых ограничений прав и свобод граждан в демократическом правовом государстве;.

Европейский Суд по правам человека в своей практике применения статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод последовательно руководствуется тем, что в демократическом обществе свобода собраний является фундаментальным правом и наряду со свободой мысли, совести и религии составляет основу такого общества, не подлежащую ограничительному толкованию постановления от 25 мая года по делу "Коккинакис Kokkinakis против Греции", от 20 февраля года по делу "Джавит Ан Djavit An против Турции", от 23 октября года по делу "Сергей Кузнецов против России", от 5 марта года по делу "Баррако Ваггасо против Франции" и др.

Вмешательство публичных властей в свободу мирных собраний, если оно не предусмотрено законом, не преследует одну или несколько законных целей, перечисленных в статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и не является необходимым в демократическом обществе для достижения одной из этих целей, расценивается Европейским Судом по правам человека как нарушение данной статьи постановления от 14 февраля года по делу "Христианско-демократическая народная партия Christian Democratic People s Party против Молдовы", от 27 января года по делу "Самют Карабулут Samut Karabulut против Турции" и др.

Предпринимаемые органами государственной и муниципальной власти в целях надлежащего обеспечения свободы мирных собраний законодательные, административные, организационные и иные усилия, основное предназначение которых - создание условий для правомерного осуществления соответствующих гражданских инициатив, не должны приводить к установлению чрезмерного контроля за деятельностью организаторов и участников публичных мероприятий, сопряженного с необоснованными ограничениями свободного проведения собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования.

Вместе с тем в случаях, когда организаторы или участники публичного мероприятия ведут себя деструктивно, в частности явно намереваются совершить или, более того, совершают какие-либо действия, угрожающие общественному порядку или общественной безопасности, государство - во исполнение своей конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина и принимая во внимание природу гарантированного статьей 31 Конституции Российской Федерации права, предполагающую исключительно мирный способ выражения гражданами своих взглядов и их доведения до заинтересованных адресатов, - должно использовать для недопущения и пресечения проявлений, не отвечающих существу права на мирные собрания, все законные средства.

Таким образом, находящееся под защитой Конституции Российской Федерации и названных международно-правовых актов, являющихся в силу ее статьи 15 часть 4 составной частью правовой системы России, право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование не обладает абсолютным характером и может быть ограничено федеральным законом в целях охраны конституционно значимых ценностей при обязательном соблюдении принципов необходимости, пропорциональности и соразмерности, с тем чтобы вводимые ограничения не посягали на само существо данного конституционного права и не препятствовали открытому и свободному выражению гражданами своих взглядов, мнений и требований посредством цивилизованной организации и проведения мирных публичных акций.

Соответственно, такой федеральный закон должен обеспечивать возможность полноценной реализации права на свободу мирных собраний и одновременно - соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности без ущерба для здоровья и нравственности граждан на основе баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и третьих лиц - с другой, исходя из необходимости государственной защиты прав и свобод всех лиц как участвующих, так и не участвующих в публичном мероприятии , в том числе путем введения адекватных мер предупреждения и предотвращения нарушений общественного порядка и безопасности, прав и свобод граждан, а также установления эффективной публично-правовой ответственности за действия, их нарушающие или создающие реальную угрозу их нарушения.

Определяя порядок реализации гражданами и их объединениями права на свободу собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, федеральный законодатель, как это следует из статей 6 часть 2 , 15 часть 2 , 17 часть 3 , 31, 55 часть 3 , 71 пункты "в", "о" и 76 часть 1 Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, правомочен устанавливать за нарушение правил организации и проведения публичных мероприятий меры уголовного принуждения, соблюдая при этом общие принципы юридической ответственности, которые имеют универсальное значение и по своей сути относятся к основам конституционного порядка.

По смыслу правовых позиций, ранее сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации постановления от 15 июля года N П, от 19 марта года N 3-П, от 13 июля года N П, от 17 января года N 1-П, от 29 ноября года N П и др. При установлении уголовно-правовых санкций федеральный законодатель не может игнорировать и предписание статьи 50 часть 1 Конституции Российской Федерации, которая в соответствии с общепризнанным принципом nоn bis in idem запрещает осуждение кого-либо дважды за одно и то же преступление, что в полной мере согласуется с Международным пактом о гражданских и политических правах, исключающим вторичное осуждение или наказание лица за преступление, за которое оно уже было окончательно осуждено или оправдано в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны пункт 7 статьи 14 , и с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей, что лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое оно уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства пункт 1 статьи 4 Протокола N 7.

Таким образом, уголовная ответственность за нарушение порядка организации либо проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирования может быть признана отвечающей требованиям Конституции Российской Федерации, только если она необходима для защиты прав и свобод человека и гражданина, иных конституционно признаваемых ценностей и адекватна общественной опасности криминализируемого противоправного деяния, признаки которого ясно и четко определены уголовным законом, исключающим повторное привлечение к уголовной ответственности и осуждение лица за одно и то же преступление.

В соответствии со статьей 1 УК Российской Федерации нарушение лицом установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования является основанием уголовной ответственности, если такое деяние отвечает критерию неоднократности, а именно совершено лицом, ранее привлекавшимся к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные статьей Из содержания данного уголовного запрета следует, что нарушение порядка организации или проведения публичных мероприятий, установленного Федеральным законом от 19 июня года N ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", которое, по общему правилу, влечет наступление административной ответственности, подлежит квалификации в качестве преступления лишь в случаях, когда соответствующее нарушение совершается лицом, ранее уже более двух то есть не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней подвергавшимся административно-деликтному преследованию.

Возможность такого - дуалистического - подхода к использованию административной и уголовной ответственности для борьбы с теми или иными правонарушениями обусловлена тем, что, будучи разновидностями юридической ответственности за совершение деяний, представляющих общественную опасность, они имеют схожие задачи, базируются на рядоположенных принципах, преследуют общую цель защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности и правопорядка и, по сути, во многом дополняют друг друга.

Именно этим объясняется наличие в правовом регулировании смежных составов административных правонарушений и преступлений, что - принимая во внимание возможность изменения степени общественной опасности некоторых деяний - не исключает законодательной корректировки их противоправности, предполагающей допустимость преобразования составов отдельных административных правонарушений в составы преступлений и наоборот Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля года N П. Из относительности и известной условности разграничения административных правонарушений и преступлений исходит и Европейский Суд по правам человека, по мнению которого целый ряд составов административных правонарушений по своей природе и степени тяжести репрессивности наказания имеют уголовно-правовой характер; если национальное законодательство не относит соответствующее деяние к уголовно-противоправным, содержащиеся в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантии защиты лица от уголовного преследования не могут быть объектом свободного усмотрения при привлечении к административной ответственности; ответственность за любое деяние, если она характеризуется карательным и сдерживающим эффектом, присущим уголовным наказаниям, подпадает под признаки уголовного преследования постановления от 10 февраля года по делу "Сергей Золотухин против России", от 31 июля года по делу "Немцов против России", от 19 ноября года по делу "Михайлова против России" и др.

При оценке состоявшейся в результате принятия Федерального закона от 21 июля года N ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях" криминализации нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если оно совершено лицом неоднократно, важно учитывать, что в правовой системе России преступлению - в отличие от иных правонарушений - должна быть присуща криминальная общественная опасность, при отсутствии которой даже деяние, формально подпадающее под признаки уголовно наказуемого, не может считаться таковым часть вторая статьи 14 УК Российской Федерации.

Как следствие, федеральный законодатель, определяя, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями часть вторая статьи 2 УК Российской Федерации , обязан избегать избыточного использования уголовно-правовой репрессии, помня о том, что основанием преступности противоправных деяний могут служить лишь обстоятельства, в совокупности объективно подтверждающие криминальную степень их общественной опасности, в том числе масштаб распространенности и динамика роста таких деяний, значимость охраняемых законом ценностей, на которые они посягают, существенность причиняемого ими вреда, а также невозможность их преодоления с помощью иных правовых средств Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня года N 7-П.

Криминализация тех или иных правонарушений, неразрывно связанная с конструированием состава преступления, системообразующими элементами которого являются объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона, не предполагает обязательного наличия признаков преступной общественной опасности у каждого из них, - такие признаки могут отражать не все, а лишь отдельные элементы состава преступления.

В частности, общественная опасность деяния может быть обусловлена кумулятивным эффектом противоправного посягательства на охраняемые общественные отношения объект преступления , временем, местом, способом его совершения и наступившими последствиями, в том числе их масштабом объективная сторона преступления , формой вины, мотивами и целями противоправных действий, бездействия субъективная сторона преступления.

С учетом этого федеральный законодатель правомочен прибегать к институту уголовной ответственности в интересах надлежащей защиты конституционно значимых ценностей статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации и в тех случаях, когда противоправное деяние совершается лицом, ранее уже подвергавшимся административно-деликтному преследованию и наказанию за аналогичные деяния, то есть имеющим специальную административную наказанность, используя в указанных целях так называемые составы преступлений с административной преюдицией.

Повторное многократное совершение лицом однородных аналогичных административных правонарушений объективно свидетельствует о недостаточности имеющихся административно-правовых средств для результативного противодействия таким деяниям, что вкупе с иными факторами может рассматриваться в качестве конституционно значимой причины для криминализации соответствующих действий бездействия , которые, оставаясь в своей нормативной первооснове административными правонарушениями, по характеру и степени общественной опасности приближаются к уголовно наказуемым деяниям и при определенных условиях способны причинить серьезный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона.

Данный вывод коррелирует с рядом статей Уголовного кодекса Российской Федерации, который хотя и избегает, по крайней мере в настоящее время, широкого использования составов преступлений с административной преюдицией, но не отказывается от их конструирования в некоторых случаях, связанных с повторным неоднократным совершением правонарушений, представляющих собой наиболее вредоносные административно-противоправные посягательства на охраняемые законом общественные отношения статья 1 "Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию", статья 1 "Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию", статья 4 "Незаконное проникновение на охраняемый объект" и др.

Упомянутые положения уголовного закона - несмотря на то что сами по себе они не предрешают конституционной обоснованности криминализации соответствующих правонарушений, совершенных лицом, ранее привлекавшимся к административной ответственности за аналогичные деяния, - тем не менее позволяют прийти к выводу, что при установлении уголовной ответственности за повторное неоднократное нарушение тех или иных запретов нельзя не учитывать природу таких правонарушений, исключающую отнесение к преступлениям деяний хотя и противоправных, но не обладающих действительной общественной опасностью malum prohibitum.

Соответственно, введение уголовной ответственности за неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования допустимо - если она эквивалентна характеру и степени общественной опасности подпадающего под нее деяния, не влечет избыточного уголовного принуждения и не приводит к отступлению от принципов равенства, соразмерности и справедливости, - а потому с конституционно-правовой точки зрения не может рассматриваться как выходящее за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя.

Что касается соотношения диспозиции статьи 1 УК Российской Федерации с принципом non bis in idem статья 50, часть 1, Конституции Российской Федерации , то предусмотренный ею состав преступления равно как и иные составы преступлений, субъектом которых может быть лишь физическое лицо, ранее подвергнутое административному наказанию за аналогичное противоправное деяние не предполагает - вопреки утверждению заявителя по настоящему делу - возможность наступления уголовной ответственности за те нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, за которые лицо уже было подвергнуто административному наказанию.

Основанием привлечения к уголовной ответственности в таких случаях является только такое нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, которое совершено лицом, ранее привлекавшимся к административной ответственности по статье Таким образом, криминализация неоднократного нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия не сопряжена с возможностью привлечения совершившего его лица к уголовной ответственности за административные правонарушения, за которые это лицо ранее уже было подвергнуто административному наказанию, поскольку статья 1 УК Российской Федерации предусматривает ответственность лишь за такое противоправное деяние, которое не послужило основанием административной ответственности совершившего его лица.

По буквальному смыслу положений статьи 1 УК Российской Федерации, неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования образует состав преступления безотносительно к тому, какое именно из предусмотренных статьей В диспозиции статьи Дифференциация административной ответственности за совершение перечисленных в частях статьи Так, если предусмотренные частями 1, 2 и 5 статьи Если же нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия лицом, ранее не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней привлекавшимся к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей Следовательно, нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования лицом, ранее не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней привлекавшимся к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей Иное означало бы возможность применения уголовной ответственности за деяния действия, бездействие , которые не представляют общественной опасности, требующей их криминализации, и тем самым противоречило бы статьям 17 части 1 и 3 , 19 части 1 и 2 , 31 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации.

Уголовно-противоправная неоднократность нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, как это прямо закреплено в примечании к статье 1 УК Российской Федерации, может иметь место только в случае, когда лицо в течение ста восьмидесяти дней, предшествующих нарушению, в связи с которым встает вопрос о привлечении его к уголовной ответственности по данной статье, уже более двух раз привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей Из этого следует, что положенная в основание криминализации неоднократного нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия законодательная конструкция состава преступления отличается от большинства иных составов преступлений с административной преюдицией статьи 1 , 1 , , 1 , 4 и 1 УК Российской Федерации тем, что увязывает наступление уголовно-правовых последствий соответствующего противоправного деяния не с совершением его лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение, а с предшествующим привлечением такого лица к административной ответственности.

В результате правоприменительные органы, включая суды, опираясь на формально-догматический подход к уяснению нормативного содержания положений статьи 1 УК Российской Федерации без учета их места в системе действующего правового регулирования, могут полагать, что для квалификации противоправного деяния по данной статье вовсе не требуется административной наказанности лица за ранее совершенные административные правонарушения, предусмотренные статьей Дадина свидетельствуют, что именно такой интерпретации статьи 1 УК Российской Федерации придерживались все вовлеченные в него судебные инстанции.

Между тем любое привлечение к уголовной ответственности - по смыслу статьи 54 часть 2 Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее положений части второй статьи 2, статьи 8 и части первой статьи 14 УК Российской Федерации - безусловно предполагает, что ее основанием может быть лишь обладающее опасностью для личности, общества или государства деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом, которые должны быть присущи ему в момент совершения.

Применительно к составу преступления, закрепленному в статье [1] УК Российской Федерации, одним из императивных признаков которого является неоднократность нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, это означает, что привлечение к уголовной ответственности за данное преступление возможно лишь в случае, если на момент его совершения обвиняемый ранее в течение ста восьмидесяти дней не менее трех раз был подвергнут административному наказанию за административные правонарушения, предусмотренные статьей Согласно статье 49 часть 1 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Купить систему Заказать демоверсию. Зорькина, судей К.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Возможно, вы пытаетесь обратиться к этому сайту из защищенного браузера на сервере.

Возможно, вы пытаетесь обратиться к этому сайту из защищенного браузера на сервере. Включите скрипты и перезагрузите данную страницу. Включить специальные возможности. Выключить специальные возможности.

Рассматриваются исторические и социально-политические предпосылки формирования конституционными судами различных стран активной позиции по отношению к международному праву, которая все более отчетливо выражается не только в желании защитить национальный конституционный строй, но и в желании деятельно участвовать в создании, толковании и применении норм международного права. Последние решения Конституционного Суда Российской Федерации показывают, что он не остался в стороне от этого процесса: предложенное им толкование конституционных положений фактически свидетельствует о переходе к дуалистической модели взаимодействия международного и национального права. Issues of relationship of international and domestic law in the judgments of the Constitutional Court of the Russian Federation. Вопросы взаимодействия международного и внутреннего права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. The author considers the historical and socio-political prerequisites for emerging active attitude of the constitutional courts of different countries towards international law. Such attitude includes not only the desire to be a guardian of the domestic constitutional order but also the desire to be actively involved in creation, interpretation, and application of international law.

Зорькина, судей К.

Возможно, вы пытаетесь обратиться к этому сайту из защищенного браузера на сервере. Включите скрипты и перезагрузите данную страницу. Включить специальные возможности. Выключить специальные возможности. Пропустить команды ленты. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

.

.

.

Конституционный Суд РФ является судом, входящим в единую судебную .. Российской Федерации положения пункта 2 статьи 14 . 28 июня года № III ГД «О внесении изменения Постановление Конституционного Суда РФ от. 17 февраля г. П по делу о толковании отдельных.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Сильвия

    До пяти тисяч в рік це максимум за вихлопи старих моторів .

© 2018-2019 minsk-moskva.ru